Посланник Индии Духа

интервью с Духовным Учителем Шри Пракашем Джи для журнала "Наука и религия", октябрь 2016

Интервью с Духовным Учителем Шри Пракашем Джи.

Об этой земле в России грезили давно… Наверное, со времен «Хождения за три моря» Афанасия Никитина… Её таинственный облик искрой обжег в знаменитых строках Николая Гумилева:

…Где я? Так томно и так тревожно
Сердце моё стучит в ответ:
«Видишь вокзал, на котором можно
В Индию Духа купить билет?»

В «Индию Духа» устремлялся русский читатель, углубляясь в подробности биографии и учения Махатмы Ганди, в творчество Николая Рериха, в произведения Рабиндраната Тагора.

Традиция взаимоузнавания и любви не пресеклась и поныне. Это мгновенно понимаешь, едва начав беседу с Гуру Шри Пракаш Джи в ашраме под Москвой. Какая звезда привела его на наши просторы, в наши снега? Его, родившегося знойной Патне – древней Паталипутре, столице нескольких индийских империй?.. С этого вопроса и начинается наш разговор.


- В Индии, как вы знаете, есть брахманы, люди духовного призвания, которые значительную часть жизни проводят в молитве. Я родился в такой семье. Мои родители – потомственные брахманы; в нашем роду из поколения в поколение соблюдаются ведические традиции и ритуалы. Я с детства был приобщён к ним.

Отец хотел, чтобы я получил медицинское образование. Дело в том, что, начиная с поколения моего деда, наряду с духовными знаниями, дети стали получать светское образование и профессию. Отец, например, был инженером, но про духовную сторону жизни не забывал. Ему казалось, что на медицинском поприще мне будет легче совместить наше традиционное знание, например, йогу, с современной наукой. Получая много газет и журналов, отец читал буквально все публикации про СССР, и был уверен, что самое лучшее образование его сын получит именно в России. Кроме того, прекрасное впечатление произвела на него работа вместе с советскими инженерами…

Так, ещё совсем юным, в начале 90-х годов, я приехал учиться в Россию. Постепенно образовался круг друзей разных национальностей, которые восприняли меня как человека духовного, советовались со мной. Я усердно учился медицине, но постоянно был погружен в духовные занятия, продолжал идти своим внутренним, путем. Настал момент, когда я окончательно осознал, что духовная деятельность – главное в моей жизни.

Кстати, в институте я встретил свою будущую жену, она тоже из Индии, теперь у нас трое детей, все они родились в Москве и говорят без акцента по-русски – наверное, лучше, чем я… Россия им очень нравится, но связи с Индией мы все не теряем.

— Теперь Вы доносите образ Индии до людей в России…

- Я даю знания древней традиции, которая называется санатана-дхарма, или индуизм - синтез религиозных, мифологических, философских, правовых и этических представлений. Они зародились в глубокой древности в цивилизации на берегах реки Инд (отсюда – «Индия», «индуизм»)… Санатана-дхарма переводится как «вечная религия»; она раскрывает, как человеку прожить эту жизнь достойно и достойно уйти. Санатана-дхарма – это стремление к постижению и совершенствованию себя и мира; это – вечный как сама Истина принцип совершенствования человеческого бытия.

Важный посыл санатана-дхармы – ко всем нужно относиться с уважением. В Индии множество храмов. И Бог – во всех! Людей надо уважать, как Бога. Потому что у каждого внутри Бог, или, вернее, мы все – Его частички. Думаю, поэтому в Индии зародилось такое множество образов Бога. И у каждого есть свое имя. Символы индуизма многозначны, они допускают тысячи смысловых оттенков и дают простор для разных толкований. Но в космическом плане Бог один! В Едином воплощается всё.

В индуизме можно выделить как бы два направления. В одном главное – конкретный образ Бога, которому поклоняются; другое проповедует, что Бог – это сила, энергия, присутствующая внутри нас. Я придерживаюсь второго направления. Но и не отрицаю настрой тех, кто привержен иным принципам. Очень важно, что в индуизме различные течения не враждуют между собой, они сосуществуют в общем русле традиционной культуры и связываются в единое целое общими мировоззренческими установками и нормами жизни. Плюралистический характер индуизма сказался не только в многообразии культов, объектов почитания, обилии ритуальных комплексов, но и в удивительной терпимости индуизма к иным конфессиям.

Санатана-дхарма не препятствует каждому поклоняться своему образу Бога. Потому что есть внутренне понимание: всё Едино… А какой образ ближе твоему сердцу – выбирай сам. В одной семье брат может поклоняться Кришне, а сестра – Шиве.

— Для России это совершенно иной духовный опыт. Между тем, у Вас здесь немало последователей.

- Иной ли? Ведь всё относительно… Для меня Бог – это Высшая Сила, управляющая миром, проявляющаяся множеством способов – например, в силе Слова. Вот почему произнесение мантр для меня – важнейшая практика. Я люблю Бога как высшую, благую Силу, верю и знаю, что Его можно достичь с помощью повторения Его Имени или мантры.

Я люблю всех, приходящих ко мне, неважно, какую религию они исповедуют. И люди понимают, что они приходят не для того, чтобы принять индуистскую традицию. Они идут к человеку, к Учителю. Именно так чувствует большинство.

— С чем приходят к Вам?

- Многие пытаются обрести внутреннюю гармонию, а кому-то нужен жизненный совет в непростых личных ситуациях. Я здесь уже 26 лет! Поначалу кто-то один пришел, получил некие ответы, что-то изменил в себе и его жизнь начала меняться в лучшую сторону. Он рассказал другому, а тот – третьему…. И так по цепочке передавалась весть … Люди говорили: «Гуру Джи наставил меня на правильный путь, когда я переживал трудное время, его советы мне помогли».

Занятие духовной практикой: медитацией, чтением мантры – это уже по желанию человека, если ему это интересно. Когда в беседах со мной у людей появляется более чёткое видение своих ошибок и многое проясняется в душе, изменяется к лучшему жизнь, это наводит их на мысль, что за моими словами кроется нечто большее, чем просто житейский совет. И тогда они просят: «Что есть ещё, Учитель, для достижения внутреннего совершенства, что мне нужно делать для этого?». Только тогда я предлагаю им духовную практику. А пределов самосовершенствования нет.

— Есть ли в вашей традиции понятие души, греха, рая, ада?

- В санскрите есть слово атма, что означает душа, дух. Параматма – «Высшая душа» – означает Бог. Атма – его частичка, которая внутри каждого из нас. Совершенствуясь, мы достигаем того, что наша атма может полностью соединиться с Параматмой. Мы можем очистить свою карму и целиком соединиться с Параматмой. Параматма – это Абсолют. Всё, о чём вы сказали: грех, рай, ад – всё это наша карма. Наши собственные мысли, слова и действия. Карма программирует результат нашей жизни.

Карма прошлых жизней, созданная деяниями некогда живших существ, бесследно не исчезает! Всё сохраняется в космосе. Одни из наших мыслей мимолетны, а к другим мы привязываемся; и потом они уже в нашей новой жизни оказывают своё влияние, прорастают судьбой… Если у вас хорошие мысли, хорошие слова, хорошие дела – значит, у вас хорошая карма. Сумма совершенных вами поступков и их последствий определит характер вашего нового рождения и существования в следующем воплощении.

В индуизме нет только одного рая или ада. Есть разные миры, как бы слои бытия. И перемещение в них зависит только от вас, от состояния вашей души, помыслов и дел. У нас есть понятия сварг и нарак. Сварг – это, условно говоря, рай, нарак – ад. Но сварг не один, потому что у всех свой уровень знания. Не может же быть, чтобы миллион самых разных людей попали в один и тот же рай … Понятие греха тоже не столь однозначно: необходимо учитывать, вполне ли сознательно человек совершает какие-то неправедные вещи. Каждому по уровню содеянного, по карме, воздастся...

— Что человека оберегает от совершения плохих поступков?

- Уважение ко всем живым существам. Есть такой принцип «ахимса», которому Махатма Ганди старался следовать на протяжении всей своей жизни: ненанесение вреда, ненасилие. Такое поведение ведёт к уменьшению зла в мире, и оно направлено против самого зла, а не против людей его творящих. Ты не вправе причинять вред всему живому – никогда и никаким образом, ни мыслью, ни словом, ни делом. Можешь – делай для кого-то хорошо, не можешь – будь нейтрален или помоги хоть чем-то.

Для санатаны-дхармы принцип ахимсы фундаментален. Воспринимайте спокойно других. У каждого свой путь. Не стоит мешать никому, так же, как совершать свой путь за счет других.

— Как же это сочетается с сегодняшней конкуренцией, с культом успеха любой ценой? Вы не можете не видеть, по какому пути движется человечество…

- Вижу. Люди много думают о материальном, и если бы это ещё сочеталось с духовным ростом! Если материальное развитие не будет основываться на духовном, тогда в нём может проявиться разрушительная сила. Начинается борьба амбиций, желание опередить другого. Всё это временные явления, а принцип «ахимсы» вечен. Если человечество хочет сохраниться – оно рано или поздно последует ему, и духовность возродится в умах и сердцах… Именно духовность! Не религиозность! Не соблюдение тех или иных обрядов!

Я родился в индуистской традиции, кто-то – в христианской, но всех нас роднит стремление следовать по пути совершенствования чистоты ума и души. Я сам избегаю, и других, кого учу, предостерегаю от привязанности к каким-то ритуальным сторонам религии. Главное – не ритуал, а самосовершенствование. Мы не можем Бога заключить в определённые пределы. Для духовного роста необходимо, прежде всего, разрушить перегородки в сознании.

- Мирное сосуществование в Индии стольких духовных течений – серьезный урок для нынешнего мира, раздираемого религиозными противоречиями и даже войнами. Как этот урок передать как можно большему числу людей?

- Словом. Примером. Проповедью. Вот ко мне приходит человек, просит благословения для родившегося ребенка. Я даю свои благословения. Через неделю спрашивает: «Можно ли ребенка окрестить?». Идите, крестите, говорю. Так, через отношение, через действие, поведение проявляется терпимость и уважение к выбору другого человека. Никакие разговоры не будут восприняты, если перед глазами нет личного примера того, кого называешь Учителем. Ко мне обращается множество последователей иных конфессий. Я отношусь к их выбору с уважением. Если говорю – уберите границы в голове, могу ли сам им новые границы поставить? Мое сердце открыто для всех, вне зависимости от конфессиальной принадлежности.

- Много Вам задают вопросов на темы любви и привязанности? Много ли людей, ищущих любви?

- Много, потому что сейчас нет любви в этом мире, всё больше привязанности. А ведь мы все с детства через любовь Бога ищем. Мы его ищем сначала в родителях, брате, сестре, в друзьях, муже, жене, внуке. Но мы знаем, однажды не будет дедушки-бабушки, родителей, нас самих. Однако если мы внутренне всю жизнь ищем любовь – значит, любовь вечна. А кто вечен? Бог. Поэтому любовь – есть Бог.

- В заключение расскажите Вашу любимую притчу, Гуру Джи.

- Обрушилась на одну из деревень неслыханная засуха. Никак не могли её жители решить, что им сделать такое, чтобы дождь пошел. Наконец, несколько стариков посоветовали: «Нужно Бога просить о дожде». Определили место для общей молитвы на ближней горе. Жил в той деревне малыш. И когда в назначенный час потянулись сельчане на гору, он взял зонтик и тоже бросился вслед. Увидали его люди и стали потешаться над ним: «Зачем тебе зонтик? Ведь давно дождя не было». А он им в ответ: «А для чего мы тогда сегодня собираемся?! Для того чтобы Бог нам дождик послал. Помолимся – и дождь пойдет. Я вернусь домой под зонтом сухим, а вы промокнете». Все только смеялись вокруг. И вот, только помолились они, как вдруг хлынул дождь. Тут малыш зонтик и раскрыл. Задумались люди: какой же силы вера была у этого малыша? Да, они молились, но верили ли они?

Вот почему в молитве вера и чистое сердце так важны. По вере дано будет….

Беседовала Л. Лаврова

Источник наука-религия.рф