Мой путь


Когда я пришла к Учителю впервые, то не имела ни малейшего представления о том, что следует говорить, что можно спросить и как стоит себя вести. Но сразу же после его первых слов и поддерживающей улыбки задала вопрос, прямоте которого сама удивилась: "Почему так получается, что во всех духовных практиках  (а я к тому времени испробовала не одну из них) вначале я испытывала сильный духовный подъем, но со временем все как будто затухало, не оставалось внутренней силы, и я опять отправлялась искать что-то новое?" "Так бывает, пока ищешь. Когда найдешь, такого больше не будет", – услышала короткий и ясный ответ.

Я пришла к нему и поняла – теперь уже нашла!

Я знакома с Учителем вот уже пять лет, но все еще учусь открываться ему и спрашивать, не робея, о том, как правильно поступать в неясных ситуациях, как выбирать путь на многочисленных перекрестах жизни, чтобы он был верным, хотя и не обязательно легким. Поначалу я никак не решалась обращаться к Учителю за советами, казалось, что у меня нет ничего серьезного, а беспокоить его пустяками не хотелось. Но однажды я услышала, как одна женщина обратилась к Гуру Джи с вопросом, как разделить три прасадных фрукта между четырьмя членами ее семьи. Видя, с каким терпением и полной серьезностью Учитель объяснял, что каждый фрукт надо разрезать на четыре части и дать каждому по кусочку, я поняла, что для него все вопросы одинаково важны, и к каждому человеку он относится с равным вниманием и уважением.

Но задавать вопросы – это еще не все. Я постоянно учусь слушать и понимать слова Учителя, которые всегда многогранны и многослойны. Бывает, что настоящий смысл ответа приходит через некоторое время, а фразы, сказанные Им на сатсангах или личных встречах, со всей своей силой и ясностью всплывают только спустя месяцы. Тогда и понимаю, как внимательно надо вслушиваться в каждое слово, потому что он ничего не говорит просто так. Все сказанное имеет глубокий смысл и конкретную цель. И потому прошу каждый день: "ТАМСО МА ДЖЁТИР ГАМАЯ – ПРОВЕДИ МЕНЯ ОТ ТЬМЫ К СВЕТУ". Прошу потому, что больше не хочу блуждать. Прошу потому, что твердо верю, что, ведомая им, двигаюсь самым правильным и самым прямым путем.

К Истине

То, что я называла любовью до встречи с Учителем, в свете его Любви оказалось корыстными капризами, раздражительными требованиями и полными расчетов обменами, которыми опутывала себя и своих близких. То, что называла мудростью, рядом с ним растаяло, оставив лишь напыщенность, высокомерную пустячность и манипуляции другими. В том, в чем я видела счастье, узнав его, разглядела только злые амбиции, ненасытный материализм, полную гордыни бесконечную погоню за чем-то большим и лучшим. И опять прошу: "АСАТО МА САТ ГАМАЯ – ПРОВЕДИ МЕНЯ ОТ НЕЗНАНИЯ К ИСТИНЕ", потому что только после его прихода в мою жизнь я осознала, что ни чистой любви, ни настоящему знанию до сих пор меня никто не учил, и дороги к настоящему счастью никто не показал.

А истина такова, что силу Учителя чувствуют не только ученики или те, кто его знают, но и те, кто живут и работают рядом с его учениками. Мой сын с сыном моей сестры – очень хорошие друзья и они прекрасно ладят друг с другом. Целый год почти каждые выходные они проводили вместе, и мы позволяли им самим решать, где они хотят находиться днем, а где – ночью. Мы живем в небольшой квартире в центре старого города, а семья моей сестры – в красивом загородном доме, и рядом – луга, поля, лес. Казалось бы, чего еще нужно подрастающим мальчишкам? Но они все чаще и чаще бывали у нас дома и находили себе какие-то занятия в маленькой комнатке. Я никак не могла понять и постоянно спрашивала: "Неужели вам не хочется на природу, на велосипедах покататься? Почему вы в этой комнате все время сидите?" А сын мне однажды и говорит: "Ты тут намедитируешь, и в нашей квартире так хорошо и спокойно, что нам отсюда совсем не хочется уходить". Такие они – дети: все чувствуют очень тонко, и не стесняются говорить открыто.

Для меня теперь это и есть счастье – какое-то глубинное спокойствие, немногословная твердая связь с моими близкими людьми и уверенность, что все будет двигаться в правильном направлении. И даже если нам встретятся трудности и неполадки (а это бывает в жизни каждого), то пройти и пережить их будет намного легче, когда рядом есть такая поддерживающая сила – Любовь Учителя.

И своею любовью я теперь хочу делиться по-настоящему. Не "взяточничать" и не "подкупать" других, надеясь что-то получить взамен, а делать это потому, что могу и хочу это делать. Когда-то я перестала навещать своих родителей только оттого, что они много ворчали, а теперь еду к ним, чтобы просто побыть вместе и порадоваться друг другу. Объяснить словами это трудно, но наши встречи, хотя, как и раньше, нечастые, стали другими: намного теплее, намного радушнее, пропитанные той любовью, которую во мне разбудил Гуру Джи.

К Бессмертию

Я всегда считала, что важно себя "увековечить", оставить свой след великими делами, головокружительными достижениями. После знакомства с Учителем мое "знание" разлетелось мыльными пузырями, оставив голую гордыню, амбиции эго. Слушая Учителя на сатсангах и на личных встречах, я все ярче начинаю видеть, что вечные ценности стоят намного выше, чем высокая должность, сытная жизнь или сильное социальное влияние.

Так уж получается, что по работе мне приходилось и приходится общаться со множеством людей: преподавать студентам в университете, руководить отделами в больших компаниях, координировать различные проекты и проводить бизнес-семинары. Могу откровенно сказать: раньше я сильно наслаждалась своим статусом. Ведь тот, кто выше и виднее, кого слушают и кому подчиняются, тот сильнее, а значит, его и уважают больше. Теперь сама улыбаюсь, наблюдая, как теплота Учителя постепенно расплавляла мою гордыню, как его терпение и доброта формировали новое понимание в моей голове и в моем сердце. Понимание, что чем больше ты имеешь знания, опыта, талантов, власти и полномочий, тем больше у тебя ответственность правильно их применять, чтобы они стали сознательной отдачей, бескорыстной помощью, настоящим служением. Ведь, на самом деле, богат тот, у кого есть чем делиться. И если уж Бог в этой жизни одарил разными благами, значит, он не только дал возможность радоваться вкусам удобств и удовольствий, но и доверил возможность служить. Только смотря на Гуру Джи, на то, с каким терпением, усердием, вниманием к мельчайшим деталям и в то же время стремлением к самому главному, он общается с людьми, я начинаю понимать, что значит настоящее служение.

Научиться жить и выполнять свои обязанности перед близкими, коллегами по работе и всем человечеством так, чтобы никому не повредить ни действиями, ни словами, ни мыслями своими, чтобы не стать причиной боли других – это и есть путь к вечности. "МИРТЁР МА АМРИТ ГАМАЯ – ПРОВЕДИ МЕНЯ ОТ СМЕРТИ К БЕССМЕРТИЮ", – повторяю я, понимая, что достичь это возможно, только опираясь на его твердую руку.

В этой земной жизни Гуру Джи пришел к нам издалека. Поначалу, когда глядишь на его необычную внешность, проскальзывают неловкие мысли о национальных, религиозных различиях или им подобные. Но учит нас Гуру Джи не тому, что людей разъединяет, а наоборот, что их объединяет, несмотря на непохожесть народных обычаев, духовных убеждений или политических взглядов. Такие уж на Земле существуют законы природы – любое содержание должно иметь форму. А в какое одеяние должна быть облечена настоящая Божественная Любовь, чтобы ее принимали? На каком языке мира должна передаваться истина, чтобы она стала праведной? Это и есть игра Бога. Так он нас проверяет: сможем ли мы отличить настоящее от мнимого, распознаем ли вечное в окружении временного?

Не устаю удивляться, как самые, казалось бы, сложные проблемы и запутанные вопросы рядом с ним тают, превращаясь в ясные принципы повседневной жизни. Наверное, самое главное, что я поняла, встретив Учителя, это то, что настоящая духовность очень практична, доходчива и легко применима в жизни каждого человека. Так последовательно, нежно и бесконечно терпеливо Учитель учит жену быть хорошей женой, друга – настоящим другом, руководителя – мудрым руководителем, работника – честным работником... Учит нас быть настоящими Людьми! Достаточно сохранить открытое сердце, чтобы, находясь с ним рядом, учиться слушать и слышать, смотреть и видеть, замечать и понимать. Божественная любовь узнается сердцем, истина понимается лишь душой…

И еще. Только с Гуру Джи я познала настоящую тишину. Настоящая тишина – это не напряженно сжатые челюсти, когда злость не дает пролепетать ни слова, и не безмолвная растерянность, когда боишься показаться не таким уж умным и деловым... Та тишина, которую во мне открыл Гуру Джи, это тихая, спокойная уверенность, когда все так ясно и понятно, что любым словам тесно становится и снаружи, и внутри. Вот эта внутренняя тишина вытеснила мою когда-то большую "подругу" – мигрень, которой очень нравилось мое напряжение, многоголосый внутренний хор мыслей и неустанная карусель постоянно вращающихся проблем. Теперь я знаю, какой большой дар я получила от своего Учителя, – возможность учиться и стать частью великой Тишины и уверенного Спокойствия. Такого душевного комфорта не могут дать никакие земные блага.

Оглядываясь назад, вижу, насколько изменилась моя жизнь, если и не внешне, то внутренне очень сильно. Не перестаю благодарить Бога, который привел меня к Учителю, и благодарю Учителя, который ведет меня к Богу – к Свету, к Знанию, а значит – к Бессмертию!

К Бхакти

Каждый, кто когда-нибудь пробовал говорить про истинную любовь, знает, что это не просто. Очевидно, это самое сокровенное, что может проявлять душа человека, и, наверное, поэтому, это трудно описывать словами. Говорить же про бхакти – божественную любовь или любовь к Богу – еще сложнее. Это чувство не поддается никаким рациональным объяснениям. Это то, что до встречи с Учителем в сердце моем звенело пустотой, в душе плакало необъяснимой тоской, а из уст вылетало словами: "Как будто бы все в моей жизни в порядке, а все же чего-то не хватает..." Это то, что тянуло к неустанному поиску, и, в конце концов, привело к Учителю. Узнав и приняв его, бхакти начала раскрываться во всей своей красоте и мощи, и мне стало ясно, что ни с чем земным это не сравнить...

Бхакти во мне раскрывалась постепенно... Впервые она хлынула слезами во время Аарти – молитвы благодарности Учителю. Тогда я внезапно осознала, как дорог мне этот Человек, какое великое чувство тянет меня к нему и как сильно хочется назвать это любовью. Оно казалось странным и незнакомым, потому что не походило ни на любовь к мужчине, ни на любовь к родному или близкому человеку, ни на любовь к родителям или сыну. Это было что-то новое и отличное от всего земного, что я уже успела познать. Это новое чувство заполнило былую пустоту сердца, растворило тоску души и вселило робкую мысль: "Наконец я нашла то, что неосознанно так долго искала..."

Потом бхакти раскрывалась во мне в самые неожиданные моменты, например, через бхаджаны – песни о любви к Богу.

Музыка моей душе очень близка, но индийские фильмы мне никогда не нравились. Слишком уж много там песен и танцев, сладких мелодий и извилистых голосов. Когда мне впервые сказали, что ученики Гуру Джи поют бхаджаны, я насторожилась: "Ну, что ж, если надо – потерплю". Петь я очень люблю, но что такое бхаджаны, понятия не имела, потому что такого жанра в моей народной музыке нет. Литовцы, как, наверно, и другие народы, много поют о земной любви, о красоте природы, о веселье и даже о войне. И таких песен – старых народных и современных – я знаю сотни. Но чтобы петь про любовь Богу... Это было для меня ново, вот поэтому и интересно.

Настоящий перелом во мне произошел, когда услышала, как бхаджаны поет Учитель. Так тихо и осторожно, так внимательно, вслушиваясь в каждую ноту и растворяясь в каждом слоге... Ведь Бог все слышит, кричать ему не нужно! И я запела вслед...

Когда я лежала в больнице, сильное желание петь бхаджаны пришло как бы само собой. Я стала петь каждый день, лежа под капельницей, ожидая осмотра врача, вечерами, перед тем как зажечь свет и сесть читать, вслух и мысленно. И хотя другие женщины в палате не знали и не понимали, о чем я пою, я заметила, что с того дня, как я запела бхаджаны, соседняя бабушка перестала стесняться и прятаться, а стала молиться открыто. Вот так мы и лечились. А доктор не уставала удивляться, что выздоровление идет так быстро и хорошо.

Когда меня спрашивают, понимаю ли я, о чем пою, я говорю: "Да, про любовь!" И не так уж важно значение самих слов, моя душа каким-то образом узнает их. Все лишнее в центре груди расплавляется, и я начинаю чувствовать сердце. Это и плачем называть не выходит, просто текут слезы и уходит все ненужное, все, что с любовью к Учителю, с любовью к Богу не совмещается.

Теперь мне абсолютно ясно, что эта любовь стала сердцевиной моей души. Все отчетливее понимаю, что суть любви не в том, какими красивыми словами и высокими фразами мы говорим, а в том, какими делами и поступками своими ее проявляем.

С самого детства нас учили многим, с мирской точки зрения, важным и нужным вещам, пониманиям и навыкам, чтобы мы были успешными в общении с другими людьми, в выполнении своих обязанностей. Мы долго упражнялись в том, как правильно держать ручку, как красиво писать, культурно пользоваться вилкой и ножом, как вежливо обращаться к старшим, а потом – как вести переговоры, добиваться поставленных целей, приносить пользу и получать выгоду... Но почему нас не учили любить? Почему не учили красиво проявлять это чувство в буднях своих, в ежедневных трудах?

Мне необычайно повезло: я встретила Гуру Джи, и теперь есть, у кого этому учиться. Видя, как его бхакти выливается с каждым словом, жестом, светлой улыбкой или серьезным взглядом, как этим одаряется каждый без исключения пришедший к нему, я чувствую, что все занозы, осколки в моей душе расплавляются, все узлы распутываются – его любовь наполняет мое сердце, его бхакти порождает бхакти во мне. И я знаю, что мое сердце, как полная чаша, будет готово делиться этим благом с окружающими. У меня, даже очень уставшей, найдется терпение поздним вечером в очередной раз объяснять сыну неясные задачки, я смогу удержать равновесие в конфликтной ситуации на работе и не поддамся тупым эмоциям, я сумею найти слова и позвать своих соседей-растяп вместе убирать лестницу в ближайшие выходные. Я все сумею, когда буду делать это с любовью, так, как все делает Учитель!

Мне необычайно повезло: я встретила Гуру Джи, и теперь не перестаю благодарить его за мое полное сердце...

Я тихо, спокойно
Превратилась бы в дождь,
Чтобы омыть Тебя...

Хрупкой бабочкой плечи Твои
От прохлады б закрыла –
Не замерзни в ночи...

Норовистым ветра порывом
Сдула б листья, снега –
Пусть чистой тропой
Все достигнут Тебя...

Меж ладоней Твоих,
Среди сердца лучей,
Растворилась бы с ОМ
Я в молитве Твоей.


Юрга Байорюнене, Вильнюс, 2009 г.